Переход на главную страницу Кликните здесь чтобы внести этот сайт в Избранное
События в жизни Театра-студии
СМИ
Наши преподаватели
Чему мы учим...
Расписание наших занятий
Контакты
Фотогалерея
Наша гостевая книга

 






point.gif



ПРЕССА 2010


Екатерина Васенина
Газета "Культура"
№ 47 (7759) 16 - 22 декабря 2010 г.
Тоска по сюжету
Витебск: форум современной хореографии


         В Витебске подвел итоги старейший на постсоветском пространстве Фестиваль современной хореографии “IFMC”, 23-й по счету. “IFMC”, проводимый все эти годы бессменным директором Мариной Романовской, старается представлять палитру современной хореографии постсоветского пространства, не охватывая, наверное, только его центральноазиатскую часть. Своими задачами фестиваль полагает..., популяризацию достижений и поощрение творчества лучших коллективов современного танца.
         ...
         Москва была представлена спектаклем Екатерины Кисловой “Выпускной” Театра-студии современной хореографии под руководством Ирины Афониной. Наверное, это единственный спектакль конкурса, основанный на гражданском сюжете и посвященный теме войны. Студийцы в процессе репетиций читали семейные письма и военную прозу - в итоге получился ясный, искренний и сильно, эмоционально выстроенный спектакль.
         ...
         Именно пристального осмысления и более четкой постановки задач хочется пожелать деятелям отечественного современного танца. Конкурс такой широкой географии выявил общую проблему, нечего сказать. Выучили слова, а мыслей породили крайне мало. Развития этой тенденции категорически не хочется... Через два года фестивалю исполняется четверть века. Грядущий юбилей мог бы стать поводом вспомнить педагога и хореографа Николая Огрызкова, ушедшего из жизни в этом году и сыгравшего в нынешнем облике “IFMC” важную роль.
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Екатерина Васенина
Журнал "Культпоход"
№ 9 (57), сентябрь 2010, стр. 40 - 41
Всем нужны подготовленные дети
Малыши танцуют contemporary dance
в Театре-студии современной хореографии на Дубровке

         Современный танец принадлежит миру взрослых, тем, кому уже есть что сказать в этом авторском искусстве. Поспорить с аксиомой пятнадцать лет назад взялся Театр-студия современной хореографии, которым руководит классическая балерина, бывшая солистка Государственного ансамбля танца "Сувенир" Ирина Афонина.

         В ee студии к детям относятся с любовью и уважением, как к равным. Казалось бы, а как иначе? Однако такая тихая кропотливая работа, как выясняется, редкость, и у родителей, желающих сызмала привить ребенку чувство тела, созвучное современному миру, практически нет возможности выбора.
         - Как преодолевалось клише? Как можно успешно преподавать азы contemporary dance дошкольникам?
         - Идея позаниматься с детьми возникла вопреки сложившемуся мнению, что дети в силу своих возрастных физических и психологических особенностей не могут осознанно танцевать модерн, contemporary dance из-за свойственной этим жанрам концептуальности. Мы же считаем, что вполне возможно, не ломая детской психики, преподнести им это богатство адекватно возрасту. Азарт вопроса "а могут ли дети?" оправдался. Как показала практика, они хотят, любят и, главное, могут танцевать современный танец.
         - Какое основное требование вы предъявляли педагогам?
         - Сначала мы смотрим, не написано ли на лбу потенциально возможного педагога "деньги" или "нарциссизм". Важно, чтобы педагог хотел проникнуться духом школы.
         - Как работаете с детьми?
         - Атмосфера на занятиях - без наездов и эмоциональных всплесков. У родителей появляется дополнительный рычаг воздействия на детей: "Машенька, вместо занятий пойдешь на день рождения или в театр". Ребенок говорит: "Мама, ты что, у меня репетиция!" И родители через детей проникаются нашим микроклиматом. Атмосфера нужна не сама по себе, а ради творческого результата, на профессиональном уровне соответствующего детскому возрасту. На первый этап подготовки уходит два-три года кропотливой работы. Всем нужны уже подготовленные дети. А чтобы их немножко сделать подготовленными, надо потратить именно эти два-три года, не меньше. Самые маленькие занимаются два раза в неделю по полтора часа. У них ритмика, балетом это не назовешь, и основы современного танца. Чуть старше - три раза в неделю... Самые старшие занимаются четыре раза и уже по три часа. Плюс репетиции.
         - Гладко говорите, но секрета все равно не выдаете.
         - Методика основана на игре, отсутствии натуги. Мы детей не заставляем работать и играем бог знает во что: то мы космонавты, то мыши, то Белоснежки, и дети работают в классе полтора часа. Потом-то они понимают, что от них хотят работы над собой, красоты. Но они уже наши, с нами. Наши родители могут залениться, а дети - нет. У нас спрашивают: "Что вы делаете с детьми, почему они у вас такие раскрепощенные?" Наверное, потому, что они знают, что их точно не будут ругать. За пятнадцать лет работы несколько наших детей поступили в МАХУ. Катю Лещенко (Недосейкину), в прошлом нашу ученицу, ныне педагога Театра-студии, приглашают в труппу современного танца Камерного балета "Москва". Показатель это или нет? Если наши выпускники захотят воспользоваться профессией, они смогут, и мне не будет за них стыдно. Для работы в серьезных танцевальных проектах наш уровень годится. Солистка бельгийской компании Вима Вандекейбуса Лена Фокина довольна уровнем подготовки наших педагогов и детей. Митя Федотенко, ученик Огрызкова, солист многих ведущих танцевальных компаний Франции, тоже хочет поставить что-то на наших старших детей. Митя сказал: "После вашего концерта понял: слава богу, у современной хореографии в России есть будущее".
         - На чьи предложения собираетесь откликнуться?
         - Митя Федотенко в сентябре будет ставить на детей студии Николая Огрызкова, его родословная велит ему отдать долг сначала там. Потом мы. Дети от Лены Фокиной в восторге. Роман Андрейкин вырос как хореограф, и нам приятно, что этот прекрасный танцовщик, лауреат "Золотой маски", начал преподавать и ставить у нас. Лариса Александрова, лауреат "Золотой маски", как хореограф начинала и состоялась тоже у нас. Мы приглашали на свои концерты танцовщиков Камерного балета "Москва", артистов Имперского русского балета Гедиминаса Таранды, молодых артистов балета Большого театра. За пятнадцать лет создано более пятидесяти миниатюр, поставленных разными педагогами, восемь полнометражных спектаклей, из них три детских. Без щеконадувательства - сегодня нам есть чем гордиться. Пока набирали и копили опыт, пришли к выводу, что наш путь - соединять современный танец с драматургией. Все встало на свои места, когда мы определили эту дорогу. Номинация нашего спектакля "Общежитие" в постановке Екатерины Кисловой на "Золотую маску-2010" создала своеобразный прецедент. Впервые была номинирована работа, где большинство участников - наши воспитанники. В России вряд ли найдется еще одна школа танца, которая может похвастаться, что ее дети доросли до "Золотой маски".
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Анна ГОРДЕЕВА
Газета "Время новостей"
№ 92, 31 мая 2010
Зато про войну
"Выпускной" на сцене Театра Луны

         Школа-студия современной хореографии, которой руководит Ирина Афонина и которая регулярно демонстрирует свои достижения на сцене Театра Луны, -- это именно школа. Потому на отчетном концерте зал заполнен гордыми мамами, а на сцене демонстрируют растяжку подростки и радостно изображают мотыльков артисты детсадовского возраста. Но это и студия -- потому преподающие в школе педагоги периодически ставят спектакли. Один из них -- выпущенный в прошлом сезоне "Общежитие" Екатерины Кисловой -- был даже номинирован на недавнюю "Золотую маску". В минувшие выходные хореограф представила на суд публики новую свою работу.
         Называется одноактовка "Выпускной". И поставлена она к 65-летию Победы.
         Девушки в довоенных платьях толкутся в одном углу сцены, мелкие девочки в чем-то невразумительном -- в другом. В фонограмме звучат восторженные детские вопли "не поймаешь, не поймаешь". Старшенькие садятся в ряд и замирают как на фотографии; затем вальсируют друг с другом. Вдруг по трансляции начинает звучать отрывистая немецкая речь; младшие приносят старшим солдатскую форму, и те переодеваются на авансцене.
         Тут, понятно, тривиальщина сидит на тривиальщине и тривиальщиной погоняет. Фотография -- вальс -- немецкая фонограмма. Но эта реальность, выросшая не из личного чувства, не из необходимости высказаться, а из графика юбилейных мероприятий, коробится на швах: почему на этом выпускном одни девушки? Ведь все происходит ДО войны? То есть парни должны быть еще живы? А раздельное обучение ввели уже после окончания Великой Отечественной.
         То есть дело по-видимому в том, что в школе-студии современной хореографии нет взрослых танцовщиков, но хореографу не удалось как-то затушевать этот факт в своем сочинении.
         Потому что дальше происходят вещи все более странные. Девушки делятся на две части -- одна из них начинает ходить в галифе и сапогах, другая остается в платьицах. И когда в фонограмме звучит "Землянка", одни начинают нежно вспоминать о других... Понятно, что где-нибудь в Голландии из этого могли бы сделать достаточно жесткую вещь о том, как в отсутствие мужчин женщины начинают играть мужские роли, но здесь совершенно очевидно, что никаких подтекстов нет, сочинительница просто старается обойтись тем материалом, что есть под рукой.
         В спектакле есть один сильный ход, но будто повисший в пустоте, без подводки и без кульминации-разрешения. В фонограмме вдруг возникает тема вилис из "Жизели", и под нее барышни в мешковатой форме, вовсе не похожие на изысканных привидений из классического балета, начинают тяжело и грозно подпрыгивать на месте. Там, в балете Адана, под эту музыку движутся девушки, умершие до свадьбы, полночные кладбищенские мстительницы, затанцовывающие насмерть оказавшихся поблизости мужчин. Здесь девчонки, также ничего в жизни не успевшие, обозначают также мрачную готовность к мести, силу, с которой мужчинам не справиться. (А уж что Россия в этой войне стала кладбищем -- это заметки на полях.) Но сцена, от которой по-настоящему бросает в дрожь, кончается ничем -- ни этой мести, ни спасения хореографом не предусмотрено.
         Зато конечно же есть смерти на поле боя, воспроизведенные в громадном количестве (состава ансамбля не хватает, поэтому вышедшая вперед и "упавшая от пули" девчонка отползает назад и через некоторое время свой маневр повторяет). Обязательное обозначение свастики (две девицы встали друг за другом, на руках одеты армейские сапоги, руки согнуты так, что мыски сапог образуют углы фашистского символа). И торжественное кладбище в финале, где половина девчонок стоит, изображая кресты, а вторая половина съежилась у их "подножий".
         Вот поразительно -- театры оперы и балета, самые вроде бы "государственные" из существующих, в этом сезоне как-то обошлись без "датских" постановок. Концерты для ветеранов -- святое дело, а в репертуаре никакого мусора не появилось. А вот современный танец вдруг отметился. По велению души или потому, что неродному для России виду искусства нужно казаться хоть немножко своим "культурным управляющим" на уровне города и страны? Неизвестно, что хуже.
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Зоя Даниленко
Версия журнала "Балет" для детей и подростков "Студия Антре"
№ 02-03 (47) 2010, стр.27

         Редакция журнала "Студия Антре" поздравляет Театр-студию современной хореографии Ирины Афониной с наградой на VII международном Берлинском танцевальном фестивале "Танцевальный Олимп".
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Екатерина Васенина
Журнал "МИТ-Инфо"
№ 2 (2) 2010, стр. 18 - 21
Пятки вместе
Современный танец на "Золотой маске - 2010"

         Современная хореография в России развивается ускоренными темпами. Фестиваль "Золотая маска" ввел отдельную номинацию для быстро растущего жанра.
         …
         Театр-студия современной хореографии под руководством Ирины Афониной дебютировал в конкурсной программе спектаклем "Общежитие"
в постановке Екатерины Кисловой. Этот театр-студия на сегодняшний день - лучшее частное заведение в Москве, где преподают современный танец детям от четырех лет. В "Общежитии" станцевали подросшие воспитанники студии, ставшие педагогами. Спектакль возвращает нас к простым вещам - отношениям с близкими, соседями, общежитие рассматривается как модель мироустройства. На сцене в этот вечер были Егор Маслов, Лика Шевченко, Михаил Колегов, Екатерина Недосейкина - одни из лучших современных танцовщиков Москвы, а также дети - воспитанники театра-студии.
         …
         Радуга чувств и правда повседневности, воплощенные в танце на "Золотой маске - 2010", доставили огромную радость всем любителям оригинального танцевального мышления.
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Репортаж "Новостей культуры"
из театрально-культурного центра имени Мейерхольда

30 марта 2010 г.
"Общежитие как модель мироустройства"
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Зоя Даниленко
Версия журнала "Балет" для детей "Студия Антре"
№ 1 (46) 2010, стр. 7
Нам 15 лет

         Пятнадцать лет - мало или много? Для пожилого человека это давно забытые молодые годы, для ученика старших классов это целая жизнь. А для воспитанников "Театра-студии современной хореографии" под руководством Ирины Афониной это период жизни за который они стали настоящими профессионалами в области современного танца.
         В свой день Рождения студия показала самые интересные, полюбившиеся зрителям спектакли и миниатюры. "Радуга в твоих глазах" Екатерины Недосейкиной, "Игра для детей младшего возраста" Ирины Афониной, где участвуют самые юные ученики, как всегда умиляли своей непосредственностью и удивляли серьезной подготовкой малышей.
         Дети постарше затрагивают совсем недетские темы взаимоотношений между людьми. В миниатюре Марии Колеговой "Ведущий-ведомый" танцующим на сцене девочкам-подросткам удалось донести до зрителя непростой замысел хореографа. "Ворона" Екатерины Недосейкиной в исполнении Юлии Яковлевой трогательна, до того, что вызвала слезы на глазах у детей. Уже известные номера "Антигона" хореографии Ларисы Александровой и "Тарантелла" Ирины Афониной с каждым концертом студии только прибавляют и прибавляют в мастерстве исполнения.
         На концерте танцевали не только ученики, но те люди, благодаря которым дети так свободно и уверенно чувствуют себя на сцене, из-за отдачи которых они уставшие после общеобразовательной школы приходят в танцевальный зал и до глубокого вечера оттачивают мастерство. Это педагоги Театра-студии. Мария Колегова, Роман Андрейкин, Марина Никитина, Анна Алексеева, Екатерина Кислова так же поздравили детей и их родителей новыми и уже полюбившимися миниатюрами.
         А во втором отделении создалось по-настоящему новогоднее настроение. Спектакль "Падал прошлогодний снег" хореографии Екатерины Кисловой на музыку П.И. Чайковского из балета "Щелкунчик" в совокупности со знакомыми нам звуками фейерверка, открывающегося шампанского и другими атрибутами новогодней ночи настолько ярко передавал атмосферу, что казалось, в зрительном зале раздается запах мандарин и сладостей, а на губах ощущался вкус шампанского. Такая атмосфера была создана студией SounDrama.
         Весь концерт проходил в дружеской атмосфере. В этом году "Театр-студия современной хореографии" под руководством Ирины Афониной выходит на новый профессиональный уровень. Их спектакль "ОбщеЖитие" в постановке Екатерины Кисловой выдвинут на соискание Национальной театральной премии "Золотая Маска" в номинациях "Лучший спектакль в современном танце" и "Лучшая работа балетмейстера-хореографа".
         Журнал "Балет" поздравляет руководителя студии Ирину Афонину, продюсера Игоря Шегая, педагогов и учеников с пятнадцатилетием. Желает не останавливаться на достигнутом, и используя любую возможность, шагать все шире и шире, достигая намеченных целей!
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Cветлана Улановская
Журнал "Мастацтва"
Основатель - Министерство культуры Республики Беларусь
2010. - № 2. - стр. 48–51
CONTEMPORARY DANCE В ЭТНО-ИНТЕРЬЕРЕ

         Форум, чьё полное название – “Четыре элемента: музыка, кино, театр, традиция”, вот уже не первый год представляет в Москве и Авиньоне яркие экспериментальные работы режиссёров, музыкантов и хореографов со всего мира. В прошлогоднем проекте принимали участие коллективы из Германии, Франции, Китая, Италии, Перу, стран СНГ и Балтии. В программу минувшего, девятого по счёту фестиваля, который прошёл на сцене “Театра Луны”, впервые был включён конкурс театров современной хореографии и пластической драмы. Также впервые за историю фэста в нём приняли участие белорусы. Симптоматично, что в качестве дебютанта оргкомитетом был выбран Театр современной хореографии “D.O.Z.SK.I.” (Минск), который постепенно приобретает известность за пределами нашей страны.
        
Этно-ракурс
        
Международные границы фестиваля оказались на удивление близкими и почти что своими, поскольку его участниками стали коллективы из стран постсоветского пространства – России, Беларуси, Узбекистана. Большинство из них хорошо известны поклонникам Международного фестиваля современной хореографии в Витебске (IFMC): танцевальная компания “Окоём” Александра Гурвича (Екатеринбург), Театр танца “Скрим” Эльвиры Первовой (Самара), камерный балет “Пантера” Наиля Ибрагимова (Казань), Театр-студия современной хореографии Ирины Афониной (Москва) и др.
         Актуальность и аутентичность – так можно обозначить концепцию фестиваля. Первое – это “здесь и сейчас”, горизонтальный вектор современности, второе же – взгляд вглубь, постижение корней. Организаторы форума, продюсерский центр “Согласие” Анжелы Голубевой делают акцент именно на актуальности традиционной культуры. И свидетельство тому – конкурс “Этника”, который ежегодно проводится в рамках проекта, является его главным событием и “сверхзадачей”.
         Чем является фольк сегодня и что может быть критериями этнической “самости” в наше глобалистское постпостмодернистское время? Как в танце проявляется аутентично-истинное, извечное, а не его профанный, “ярмарочный” вариант? И что считать национальным? Балет с большим количеством народных танцев? Спектакль на национальный сюжет и с соответствующим музыкально-сценическим антуражем?..
         Организаторы фэста интерпретируют эти темы для размышления с точки зрения человека XXI столетия. “Этническое начало в культуре – тема вечная и неисчерпаемая, – говорит Анжела Голубева, арт-директор и президент фестиваля. – В отличие от многих фольклорных фестивалей, этника для организаторов проекта “Четыре элемента” – не музей и не прекрасная архаика. Это наша современность и будущее. Синтез искусств, атмосфера эксперимента, диалог с сегодняшним зрителем – вот те принципы, которых придерживается наш фестиваль. Для участия в конкурсе не обязательно создавать спектакль полностью на фольклоре или этнической музыке. Нам интересна различная работа с этникой – от минутных вкраплений до масштабных двухчасовых спектаклей. Ограничений нет ни по форме, ни по содержанию”.
         Такое отношение резонирует тенденциям в современном искусстве. При существующем плюрализме интересов творец может избрать любое решение. Главное – чтобы выбор был осмысленным, а  результат имел художественную органичность. И современная хореография (или так называемый “contemporary dance”) с её тотальной полистилистикой, избеганием каких бы то ни было канонов и стереотипов – яркое тому доказательство. Сегодня хореографу не обязательно последовательно и целенаправленно использовать фольклорные элементы ради создания “этно-эффекта”. Бывает достаточно лишь полунамёка, ненавязчивого мотива в музыке или пластике – и уже это рождает соответствующие ассоциации и образно-эмоциональный настрой.
         В этом смысле не могу не вспомнить Евгения Панфилова, первопроходца в российском contemporary dance. Его постановки, несмотря на отсутствие демонстративного патриотизма и приёмов из тезауруса народно-сценического искусства, были неуловимо русскими по своему образно-эмоциональному наполнению, поэтике. Неоднократно при просмотре балетов Панфилова “Бабы. Год 1945”, “Восемь русских песен”, “Река” ловила себя на мысли, что именно здесь, в России подобные проблемы и могут быть подняты. Прекрасное объяснение этой особенности дал сам хореограф в одном из интервью: “Мне кажется, что во мне очень глубоко спит русский человек… Но как выразить русский дух? Не переплясом же “á la russe” или фольк-дансовыми ритмами. Хочется найти знаковость, архетип, ощущение того, что это возможно только в России и больше нигде…”.
        
Самоидентификация через тело
        
С учётом этнической направленности фестиваля конкурс театров contemporary dance и пластической драмы – нововведение закономерное. Поскольку, во-первых, современный танцтеатр пристально относится к архаике, к "корневым", фольклорно-ритуальным истокам. В диалоге с прошлым хореографы стремятся найти точки опоры среди безумного информационного потока нашего времени, чтобы прикоснуться к вечному, истинному, настоящему в переменчивом  мире моды и героев на час. Эта тенденция наблюдается повсеместно: к этномотивам и философии стран Востока обращался в своём творчестве легендарный Морис Бежар; испанский национальный архетип влечёт Начо Дуато, одного из интереснейших балетмейстеров современности; традиции Пекинской оперы, приёмы восточных единоборств, медитации синтезирует с техниками модерн-танца в своих спектаклях всемирно известный Ли Хвай-Мин; взаимопроникновение аутентики и остросовременной экспрессии характерно для японского танца буто. В российском данстеатре этот процесс нередко обретает драматичную окраску, становится попыткой возобновить прерванную связь времён, формой художественного самоопределения и самопознания славянской души в постсоветскую, посттоталитарную эпоху. Нередко самопознания жёсткого и бескомпромиссного, как, к примеру, в спектаклях Татьяны Багановой и Ольги Поны.
         В поисках самоидентификации молодые хореографы всё чаще обращаются к так называемой “памяти тела”, её постижению через аутентичный жест. Такой позиции придерживается Геннадий Абрамов, известный московский режиссёр и хореограф, создатель “Класса экспресивной пластики”: “В нашем теле заложена вся история предыдущих поколений, начиная с навыков и привычек животных, – говорит он. – Когда вы пробуете танцевать, то нужно понять, что тело умеет всё, но многое забыто и скрыто внутри. Поэтому приближение к архаике первочеловека – это одновременно  и путь к себе”. И аутентика в этом смысле становится своеобразной нитью Ариадны, позволяющей осознать мир в себе и себя в мире.
        
Pro et contra
        
Несмотря на различие подходов и степени близости к фольклору, конкурсные работы объединяло общее настроение – сродни “плач души и сердца боль”. Мрачный мир жестокой битвы и кровавых разборок в духе чёрной прозы показал Александр Гурвич в спектакле “Вальгалла”. Вальгалла, небесный чертог для погибших героической смертью воинов согласно скандинавской мифологии, в трактовке хореографа, скорее, напоминал тюрьму, адское пространство, обитатели которого поступали вовсе не героически.
         Молчаливым криком прозвучала миниатюра “Плач” Наиля Ибрагимова. Болью непонимания, которую отчаянно стремились преодолеть три подружки, был пронизан его же спектакль “Троеточие”.
         Безусловно, мрачность тематики не лишала показанные постановки оригинальности постановочного решения. Умение мыслить экспрессией движения, выразительностью позы, умноженные на режиссёрскую точность и метафоричность мизансцен, отличало упомянутую работу Гурвича, отмеченную спецпремией жюри как лучший спектакль contemporary dance. Философичность концепции, национальная основа образности, аскетизм и символическая многозначность сфенических пирёмов присущи работам Ибрагимова (лауреат в номинации “Лучшая драматургия спектакля. Актёрский ансамбль”, спецпремия “За профессионализм и нестандартность художественного мышления”). Однако чередование плачей, криков в режиме non-stop делало стилистически разные композиции одной бесконечной песней. 
Как известно, депрессивность, обращение к паталогически-параноидальным проявлениям человеческой жизни были всегда свойственны современному танцу, который с первых дней своего существования радикально опровергал прекрасные идеалы классического балета.
Однако в наше время культивирование скорбного и трагического выглядит столь же неплодотворно, как и парадно-оптимистические пляски из арсенала народно-сценической хореографии. Не верю, что в жизни современного человека – при всех кризисах, эпидемиях, телевизионной “чернухе” – и вправду так мало радости. И что эта жизнь настолько эмоционально однообразная…
         Однако были и исключения в общем “море слёз”. Поэтичным гимном любви, жизни, молодости прозвучал балет Эльвиры Первовой “Крик белых журавлей”, посвящённый тем, кто не вернулся с войны. Авторское ви́дение довольно заштампованной, а потому опасной на сегодняшний день темы было полностью лишено привычных интонаций пафоса и патриотического официоза. Контрастное чередование драматичных  и просветлённо-лирических сцен создавало образ бесконечного круговорота жизни – в единстве разрушения-мира, радости-боли, отчаяния-надежды – и расширяло концепцию спектакля от локально-военных событий до общечеловеческих, вечных. Особенно поразило мастерство молодых исполнителей, который насыщали балет такой удивительной искренностью эмоций, красотой чувств и горячей верой в предлагаемые обстоятельства, что оказывали на публику почти катарсическое воздействие. Безразличным не остался никто: спектакль получил приз зрительских симпатий и диплом лауреата в номинации “Исполнительское мастерство. Лучший актёрский ансамбль”.
         Были на фестивале и иного рода исключения. “Этнографическим буквализмом” в сравнение с экспериментальными по отношению к фольку работами выделялся пантомимный спектакль “Азимут” Театра движения “Лик” Лилии Севастьяновой (Ташкент). Однообразное по темпоритму действо, которое продолжалось более часа, собрало в один букет, казалось, все популярные и обязательные для европейца атрибуты Востока. Здесь были и ковёр, который мыли, и пёстрые покрывала, и кувшины, и виноград с гранатом… Однако не было главного – ощущения подлинности этого визуального глянца. Тем не менее, спектакль был отмечен дипломом конкурса, что свидетельствует про поддержку разных подходов в интерпретации этнического материала.
        
Белорусский триумф, но без гран-при
        
Несмотря на то, что лауреатов не определили в номинациях “Гран-при – лучший спектакль”, “Лучший режиссёр” и “Лучший хореограф”, на конкурсе были свои лидеры. Приятно отметить, что очевидным хэдлайнером фэста стал наш Театр современной хореографии “D.O.Z.SK.I.”. Коллектив впечатлил многим: и количеством представленных работ, и экстра-классом исполнения (при том, что не все танцовщики имеют профессиональное хореографическое образование), и наибольшим количеством дипломов и призов конкурса, которых труппа получила… целых шесть!
         С учётом творческих достижений театра и увлечённости делом его руководителей такой успех закономерен. Удивляет другое – сам факт существования коллектива, который в наше нестабильное, кризисное время воспринимается словно какое-то чудо, а также “семимильная” интенсивность профессионального роста. “D.O.Z.SK.I.” (название театра создано из начальных букв его руководителей Дмитрия Залесского и Ольги Скворцовой) – первый в Минске коллектив, который сознательно занимается современным танцем в его интеллектуально-авторском, а не эстрадно-развлекательном проявлении. Основанный в 2005-м, за краткий срок театр стал участником и лауреатом престижных форумов современной хореографии (IFMC, российского “Цеха”), получил известность в Беларуси и за её пределами. Премьера балета Залесского-Скворцовой “Мухи на солнце” произошла прошлым летом в Варшаве.
         Каждая из показанных на конкурсе работ была отмечена отдельным дипломом. Спецприз жюри в номинации “Высокий уровень исполнительского мастерства” получила постановка Дмитрия Залесского “Зрелость”, которая на Международном конкурсе современной хореографии в Витебске (XXI IFMC) была удостоена 1-й премии (при том, что раньше наши коллективы даже в финал обычно не проходили).
         Одноактный балет, поставленный на мужскую часть труппы, объединил режиссёрско-театральную продуманность действия и изобретательный, даже лексически виртуозный танец, оригинальнсть концептуального замысла и его образно-метафорическое, насыщенное ассоциациями воплощение, грузинскую и армянскую народную музыку с мотивами национальной характерности в пластике. Зрелость – состояние, в котором внезапно оказался один из трёх братьев. После утраты матери он берёт на себя ответственность за двух остальных и из беззаботного юноши превращается во взрослого мужчину. Эта тема оказалась настолько злободневной, что балет получил незапланированный спецприз зрителей “За актуальность утверждения мужского начала в век феминизации мужчин”. Кроме того, Дмитрий Залесский был награждён персональным дипломом “За творческую фантазию”.
         Победителем в номинации “Органичность сочетания этнической музыки и современной хореографии” стала Ольга Скворцова. В миниатюре “В долине доли” на музыку Сергея Старостина, известного знатока русского музыкального фольклора, автор предлагала поразмышлять об архетипе женщины. Диагональный рисунок мизансцены и соответствующая траектория движений, сдержанно напряжённые позы танцовщиц, взгляды, устремлённые будто к чему-то неизведанному, незнакомому, – всё это крупным планом выявляло внутреннее состояние героинь, их вечное ожидание. Ожидание праздника, любви, чуда, ребёнка – чего угодно…
         Спецприз зрителей и диплом “За оригинальную трактовку женского образа” получил одноактный балет “Зима” – первая совместная постановка Залесского-Скворцовой. Пластическая немногословность, статичные, подобные стоп-кадрам мизансцены обнажали основной болевой нерв спектакля, главную тему – трагедию человеческого одиночества. Название воспринимается метафорой внутреннего холода, который сковал льдом не только тело, но и проник в сердце, парализовал душу. Зима – как эмоциональное состояние человека… Длинный, бесконечный путь, который каждый из жильцов этого холодного, неуютного мира пытается преодолеть сам. В финале балета, когда, кажется, ситуация тотального отчуждения достигает апогея, в руках героя неожиданно появляется горячий, словно только что снятый с огня чайник – знак надежды, внутреннего перерождения. Хореографы завершают спектакль многоточием. Пожелают ли остальные согреться этим теплом и поделиться друг с другом – решать зрителю.
         Среди работ других участников фестиваля постановки Залесского-Скворцовой выделялись умением разносторонне работать с движением – как на уровне жеста, выразительности пластики, так и на уровне танца. А именно способности мыслить танцем не хватает сегодня многим адептам современной хореографии.
        
Бонус
         Во время фестиваля зритель также смог увидеть гостевую программу – спектакли Театра-студии современной хореографии Ирины Афониной. Коллектив, который в этом году, кстати, отметил 15-летие своей деятельности, не поддаётся привычной классификации и в отечественном дансконтексте воспринимается явлением уникальным. Это и центр современной хореографии, и действующая школа, где дети обучаются с четырёхлетнего возраста. И известный театр, который активно участвует в фестивалях и презентирует собственные программы. Одним словом, настоящая лаборатория contemporary dance! Белоруской публике коллектив запомнился постановкой “Путешествие против ветра” Ларисы Александровой, получившей Премию имени Евгения Панфилова на XIX IFMC. Что же до московского фэста, то в качестве “the best-подарка” от организаторов был показан балет Романа Андрейкина “Апноэ сна” – лауреат премии за драматургию, режиссуру и хореографию “Этники-2008”. Спектакль полностью соответствовал своему названию. Его героини пребывали в каком-то трансово-гипнотическом, параноидальном состоянии “по ту сторону сознания”, напоминая пациентов психиатрической больницы или персонажей ночного кошмара. Редкие минуты покоя взрывались конвульсивно-истерическими припадками танцовщиц почти до пены на губах (в этом качестве была использована пена для бритья) под “аккомпанемент” общих истошных воплей.
         Любопытно, что эта постановка, показанная на прошлогоднем IFMC, вызвала совсем иные оценки жюри и критики. Хореографа упрекали в чрезмерно жёсткой эмоциональной “тональности” спектакля, участии в нём совсем юных артисток, которым не по возрасту пришлось “погрузиться” в нерно-галюциногенное состояние, в дефиците танца. Однако, на то она и современная хореография, чтобы вызывать самые разные суждения и горячие споры.
        
Финал
        
Программа фестиваля оставила противоречивые впечатления. Как критику мне не хватило пресс-конференций, постсценических дискуссий жюри и аналитиков, мастер-классов, которые обычно сопровождают подобные акции. Очевидно, подобная ситуация обусловлена дебютной попыткой проведения пластического эксперимента в рамках проекта и, как следствие, отсутствием соответствующего опыта. Тем не менее, поддержку представителей именно не-классического направления хореографии нельзя не приветствовать. И российский, и белорусский contemporary dance, несмотря на отсчёт уже третьего десятилетия своей истории и смену генераций хореографов, всё ещё остаётся искусством официально-периферийным и идеологически-маргинальным. Поэтому подобные немногочисленные проекты для многих творцов становятся спасительными окнами в мир, возможностью заявить про себя и приобщиться к инновациям других.




©2003 Театр-студия современной хореографии.
Все права защищены.
Использование материалов разрешено только
с указанием активной ссылки на источник.
Design by Elman
.

Наши телефоны:
(499) 795-7243
(495) 674-2166
E-mail: info@moderndance.ru

Театр-студия современной хореографии Кликните здесь чтобы внести этот сайт в Избранное